15 сентября 2019  |  воскресенье  |  09:05


ТОВАРЫ И УСЛУГИ РЯДОМ С ВАШИМ ДОМОМ!

"ПИТЕРСКИЙ МИКРОРАЙОН"

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

    Номер:


Скачай себе выпуски "ПМ"  
Архив выпусков газеты "Питерский микрорайон" в PDF-формате

    Он-лайн:


Путеводитель потребителя  



    Новости "Питерского микрорайона"




    Реклама

Расскажи о своих товарах и услугах!

заполни анкету!

И тысячи петербуржцев узнают о тебе!



    ОПРОС

Как отразился на вас финансовый кризис и кто виноват?

 

никак не отразился

 

пока никак, но худшее впереди

 

урезали зарплату

 

уволили с работы

 

подняли зарплату

 

стал меньше курить

 

стал больше курить

 

в кризисе виноваты американцы

 

в кризисе виноваты олигархи

 

в кризисе виноваты мы сами

 

во всем виноват Чубайс



Результаты голосования



Интервью со звездами

№ 3 (157), 31 января 2008, Все районы

Марк Рудинштейн: «Успех оценивается в нажитых врагах»

У него нет ни загородных вилл, ни яхт, ни самолетов, ни счетов в зарубежных банках. «Дело в том, - говорит кинопродюсер Марк Рудинштейн, - что я не новый русский, а старый еврей». Расхититель социалистической собственности (был осужден на 6 лет, отсидел 11 месяцев, после чего был оправдан), организатор «Фестиваля некупленных фильмов», продюсер знаменитого сочинского «Кинотавра», президент компании «КиноМарк» - это о нем.

– Да не занимаюсь я бизнесом. Я вообще там случайный человек. В конце 80-х началось броуновское движение в кино, появились кооперативы, производившие кинопродукцию. И первые деньги я заработал на картине «Интердевочка». Мы купили у «Мосфильма» десять ее копий, хорошо их прокатали, и затем на эти деньги я в качестве продюсера снял фильм «Супермен». И это была последняя картина в России, имевшая прокат. Она собрала 39 миллионов рублей, что тогда составляло 13 миллионов долларов. А в 90-м году начался настоящий переворот в кино. Появилась первая прокатная компания. И на российский рынок по демпинговым ценам вывалилось такое американское дерьмо... Причем в колоссальном количестве – по две тысячи копий.

– Тогда-то вам явилось понимание, что вы никакой не бизнесмен?

– Да, я понял, что я не бизнесмен. Мне ведь прежде казалось, что кино невозможно спихнуть с поезда экономики, что это неколебимый бизнес. Когда я заработал столько денег на «Супермене», я абсолютно спокойно глядел в будущее, предавался иллюзиям, что на эти деньги наснимаю много картин, они будут прокатываться, давая деньги на новые проекты. И тут вдруг такой облом. Вот тогда-то я и занялся, считаю, мужским делом. Я решил создать кинофестиваль.

– Но кинофестиваль – тоже бизнес, разве не так?

– Вы, как и многие, заблуждаетесь. Будь я настоящий бизнесмен, я эти 13 миллионов долларов потратил бы не на создание кинофестиваля. Я бы открыл какую-нибудь сверхприбыльную компанию, связанную... ну, скажем, с пивом, с парфюмерией, с нефтью, с бензином... Я был бы богаче Березовского, понимаете?

– «Кинотавр» вы создавали, вовсе не собираясь на нем зарабатывать?

– Честно говоря, я создавал фестиваль, чтобы впоследствии на нем зарабатывать, конечно. Но главная задача была иная. Поскольку я понимал, что проката нет и в ближайшее время не будет, мне захотелось, чтобы «Кинотавр» стал своего рода прокатной площадкой.

– А финансовых потрясений вы не испытывали?

– Было потрясение. Да еще какое! Первого июня 94-го года Ельцин отпустил цены на бензин, горюче-смазочные материалы... В это время шел «Кинотавр». И проживание в гостинице за три дня подорожало в 20 раз. Я полетел прямиком в бездну. Я начал этот фестиваль человеком, у которого было 13 миллионов долларов, а закончил нищим, который должен всем.

– Почему вы продали «Кинотавр»?

– Не поверите, устал. Просто физически устал от того окружения людей, ради которого все и делал. Они из меня каждый год, как вампиры, высасывали здоровье. Они приезжали с женами, подругами, детьми, внуками, любимыми собачками... И всю эту ораву приходилось содержать. А если тебе по идеологии фестиваля данный человек оказывался не нужен, он вмиг превращался в твоего врага. Ну и кроме того... Когда я слышал стенания: «Страна в трудном положении, кино в трудном положении», – я всегда говорил: «В положении можно быть девять месяцев, а потом уже надо рожать». Так вот, отдавая «Кинотавр» в другие руки, я считал, что он в значительной мере выполнил свою задачу – поспособствовал возрождению отечественного кино. Кино пошло в гору, потому что страна подниматься стала.

– Вам дорого дался успех?

– Цена моего успеха – это наживание врагов. Первые пять лет фестиваль очень любили. Я просто купался в любви. Но как только Черномырдин – он тогда был премьером – выделил «Кинотавру» первый миллион долларов, появилось письмо девяти кинематографистов: мол, в то время как страна находится в кризисе, народ перебивается с хлеба на воду, в Сочи проходит роскошная тусовка за государственный счет. А то, что до сих пор в течение шести лет фестиваль делался вообще без копейки государственных денег, никого не волновало. Как только что-то начинаешь делать и у тебя это получается лучше, чем у других, ты наживаешь врагов.



Павел ЯРУСАРОВ

назад

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

наверхнаверх

© "Питерский микрорайон" | 2006


    Biramax 2005-2017  

При цитировании информации гиперссылка
на данный сайт обязательна


Rambler's Top100