15 сентября 2019  |  воскресенье  |  08:58


ТОВАРЫ И УСЛУГИ РЯДОМ С ВАШИМ ДОМОМ!

"ПИТЕРСКИЙ МИКРОРАЙОН"

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

    Номер:


Скачай себе выпуски "ПМ"  
Архив выпусков газеты "Питерский микрорайон" в PDF-формате

    Он-лайн:


Путеводитель потребителя  



    Новости "Питерского микрорайона"




    Реклама

Расскажи о своих товарах и услугах!

заполни анкету!

И тысячи петербуржцев узнают о тебе!



    ОПРОС

Как отразился на вас финансовый кризис и кто виноват?

 

никак не отразился

 

пока никак, но худшее впереди

 

урезали зарплату

 

уволили с работы

 

подняли зарплату

 

стал меньше курить

 

стал больше курить

 

в кризисе виноваты американцы

 

в кризисе виноваты олигархи

 

в кризисе виноваты мы сами

 

во всем виноват Чубайс



Результаты голосования



Интервью со звездами

№ 4 (158), 7 февраля 2008, Все районы

Оксана Акиньшина: «Терпеть не могу шопинг»

Оксана знаменита не столько ролями в фильмах «Волкодав» и «Сестры», сколько тем, что долгое время была подружкой Шнура. Будем надеяться, что вскоре ее новые роли избавят девушку от обязанности вспоминать в интервью свои отношения с лидером «Ленинграда». Но пока что не будем нарушать законы жанра.



– Что в вас изменилось за минувший год?

– Все. Полное возрождение после полного краха. Вот говорят, дефолт очень экономике способствовал: катастрофа – она такой толчок. Меня толкнуло довольно сильно и вытолкнуло в чистый позитив. Не сказать чтобы я перестала любить подонков и ими интересоваться. Но как-то мне стало ясно, что среди приличных людей тоже бывают хорошие.

– Общение с приличными людьми как-то повлияло на ваши привычки?

– Я бросила пить – начисто, абсолютно, причем пришлось менять весь круг общения, потому что непьющий человек в пьющей компании все равно испытывает все прелести пьянства и муки похмелья, проверено. У меня теперь совершенно разнокалиберные люди вокруг, но никого из прежней жизни. Я сменила квартиру, нашла в этом кайф, сейчас опять буду продавать и покупать другую. Я поступила учиться на искусствоведа.

– А это-то зачем?

– У меня есть вкус, чутье, назови как хочешь – я отличаю настоящее от ненастоящего и приличное от неприличного, но сформулировать и объяснить это не могу совершенно. Может, меня там научат говорить вслух. Я в профессиональном общении беспомощна, мне нужны переводчики. Это примерно как с пением: слух есть, голоса нет.

– В одном из последних ваших фильмов – «Тиски» – вы поете сама?

– Пою, но у меня там главная ария происходит после любовной сцены. Мы сбрасываем одежду, падаем в кровать, происходит любовь, а после любви, откинувшись на подушки, поем. Глядя на голую меня, зритель вряд ли обратит такое уж внимание на голос.

– Вы легко раздеваетесь перед камерой?

– Абсолютно. Да у хороших режиссеров все легко. Вообще, я бы сказала, у меня сейчас счастливое детство, которого на самом деле не было. Я в свое время не закончила школу, хотя лет в шестнадцать у меня было просветление, была попытка туда ходить – они не оценили и доучиться не дали. Я только недавно получила аттестат, проучившись в результате двенадцать лет.

– Кажется, мы плавно переходим к вашему роману с...

– Я с тринадцати снималась, с пятнадцати уже был Шнур…

– И до Шнура, насколько я знаю, уже был постоянный бойфренд…

– Был. Молодой дизайнер.

– Но началось не с него?

– В двенадцать лет. Вследствие портвейна «Анапа».

– Со Шнуром все окончательно?

– Это совершенно окончательно, и вот какая милость судьбы: мы больше полугода не пересекаемся нигде, даже на улице. Нет общих знакомых, звонков, приветов – эту часть жизни отрезало, и я не предпринимала никаких усилий для этого: так сложилось само. Я все эти пять лет – а было всякое, от диких ссор до перспектив венчания – прикидывала: вот как это будет, когда – врозь и насовсем? Что это получится, какие, наверное, страсти будут… А это произошло в один день, и я его отчетливо помню, день одного моего приезда из Москвы. Произошла передача ключей, и все.

– И здравствуй, новая жизнь?

– И я набрала двадцать килограммов (возник слух о беременности, пользуюсь случаем и опровергаю). После чего занялась собой и десять сбросила. Я учусь замещать выпивку, это трудно не в смысле отвыкания – я никогда особенно не привыкаю ни к чему, – но в смысле трезвого взгляда на вещи, восприятия мира как он есть. Человеку, никогда много не пившему, не понять этого ощущения: что вот то, что ты видишь – оно и есть правда, все по-настоящему. Водка как-то смазывает трущиеся части, а здесь все это трение – напрямую.

– Когда вы работаете над ролью, привносите в нее личные переживания?

– Я не работаю над ролью и не люблю учить тексты. И сценарии не люблю читать – будь моя воля, я бы к ним вообще не прикасалась.

– В одном из интервью вы сказали, что никогда не хотели быть актрисой. Какую же профессию вы планировали освоить?

– Моя мама – бухгалтер, а мой папа занимается машинами. В свое время я хотела ветеринаром быть, чтобы лечить собачек. Но это тоже не было мечтой всей жизни.

– Вы часто мелькаете в глянцевых журналах, но в жизни не производите впечатления гламурной девушки.

– Я не люблю вещи и терпеть не могу шопинг. В журналах я не настоящая. Какая я на самом деле, никто никогда не увидит. Журналы – это просто моя работа. Я же не Андрей Малахов.

– О пяти годах, прожитых с Сергеем, не жалеете?

– Никогда! Они были совершенными и несовершенными, чего всегда хочется в жизни.

– Вам самой с собой бывало трудно, мучили себя?

– Постоянно. Я люблю пострадать, я от этого, наверное, подпитываюсь нужными для себя эмоциями. Сейчас я счастлива, но знаю, что наступит период, когда я буду реветь, и понимаю, что мне от этого будет все равно хорошо. Иначе, если бы та черная полоса была по-настоящему черной, можно было бы уже и не жить.



Полина ДЖИХАДЗЕ

назад

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

наверхнаверх

© "Питерский микрорайон" | 2006


    Biramax 2005-2017  

При цитировании информации гиперссылка
на данный сайт обязательна


Rambler's Top100