18 февраля 2020  |  вторник  |  04:38


ТОВАРЫ И УСЛУГИ РЯДОМ С ВАШИМ ДОМОМ!

"ПИТЕРСКИЙ МИКРОРАЙОН"

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

    Номер:


Скачай себе выпуски "ПМ"  
Архив выпусков газеты "Питерский микрорайон" в PDF-формате

    Он-лайн:


Путеводитель потребителя  



    Новости "Питерского микрорайона"




    Реклама

Расскажи о своих товарах и услугах!

заполни анкету!

И тысячи петербуржцев узнают о тебе!



    ОПРОС

Как отразился на вас финансовый кризис и кто виноват?

 

никак не отразился

 

пока никак, но худшее впереди

 

урезали зарплату

 

уволили с работы

 

подняли зарплату

 

стал меньше курить

 

стал больше курить

 

в кризисе виноваты американцы

 

в кризисе виноваты олигархи

 

в кризисе виноваты мы сами

 

во всем виноват Чубайс



Результаты голосования



Интервью со звездами

№ 8 (162), 13 марта 2008, Все районы

Андрей Макаревич: «Я не собираюсь свергать правительство»

На многочисленных интернет-форумах главный вопрос последних дней, обращенный к Андрею Макаревичу, звучит приблизительно так: «Я вас видел на импровизированной эстраде после баррикад в 90-х, а 2 марта 2008-го вы лихо отплясывали на концерте в честь выборов. Зачем все это? Или вам еще чего-то не хватает?». Мы тоже решили начать с этого вопроса.

– Ну, я не могу сказать, что мне чего-то не хватает. Но лично я не вижу ничего странного в том, чтобы выступить на концерте, посвященном завершению выборов президента страны, в которой живу. А почему я не должен в этом концерте участвовать? Из всех кандидатов в президенты Медведев мне значительно ближе, чем все остальные. Поэтому я за него голосовал вполне осознанно. К Путину я тоже отношусь с большой симпатией. И вот, а где я должен был быть тогда, интересно?

– А как вас вообще позвали на этот концерт?

– Позвонили из оргкомитета и очень попросили по-участвовать.

– Если бы случилось невероятное, и победил другой кандидат, вы бы тоже участвовали в концерте?

– Вот тогда, наверное, я был бы на марше несогласных.

– У вас есть четко очерченные политические взгляды?

– Я всю жизнь советую людям не придумывать себе символов, кумиров и прочего. Человек рисует у себя в воображении какой-то мой образ, который в большей или меньшей степени расходится с тем, что я из себя представляю. И потом, когда я поступаю в очередной раз так, как я считаю нужным поступить, это у человека вызывает шок. Я ему не нанимался изображ-ать для него того, кого он хотел бы видеть. И оставляю за собой свободу телодвижения. Что для меня всегда было очень важно.

– Вы не любите «маршировать в ногу»?

– И не буду.

– А сейчас вас упрекают за то, что вы, как бы, влились в «мэйнстрим»...

– Идеальной власти я не видел ни разу, так же, как идеальных правителей. Не думаю, что таковые есть хоть в какой-нибудь стране. Вот интересная штука: долгие годы меня не устраивал коммунистический режим. Он мне мешал жить и мешал заниматься тем, чем я считал нужным. Я думаю, что, может быть, какая-то наша небольшая заслуга в том, что он лопнул, тоже есть. И что я должен делать на следующий день? Я должен на следующий день начать бороться с новым режимом, да?

– Это к кому вопрос?

– Это скорее риторический вопрос к тем, кто пишет на форум. В том, что сегодня происходит, меня масса вещей не устраивает, но это не значит, что я собираюсь свергать нынешнее правительство. Мы почему-то переваливаем все беды и все победы на правителей, а дело, к сожалению, совсем не в этом. Дело в нашем устройстве. Вот сейчас кричат опять о зажиме свободы слова. Я, например, имею дело с телевизионными каналами. У меня есть телекомпания, я работаю. И что, вы всерьез думаете, будто Путин звонит на телеканал и говорит: «Ну-ка, уберите эту передачу»?

– Почему обязательно Путин? В администрации президента достаточно людей, которые могут позвонить.

– Увы, никто не звонит. Срабатывает внутренний редактор, причем у каждого. А он настроен генетически. Потому что – а) так спокойнее, б) удобнее, в) хорошо впереди паровоза бежать. И вот это происходит везде. И сие меня страшно печалит. И еще одна есть беда: плох тот правитель, который не слышит и не угадывает желания своего народа.

– Путин и Медведев угадывают?

– Судя по тому, что Путин очень любим, во многом угадывает. И я очень боюсь, что устройство нашего среднестатистического человека, начиная с времен Иоанна Грозного, очень мало изменилось. Когда говорят о борьбе с коррупцией, все прекрасно знают, что коррупция есть, а вот как с ней бороться, не знает никто. А она была и 100 лет назад, и 200, и 300. И ничего в этом плане не изменилось.

– Каковы ваши внутренние отношения с высшей властью в нашей стране?

– Ну, для меня власть – не девушка, чтобы ее любить. А Горбачеву я буду низко кланяться, что и делаю каждый раз, когда его встречаю. Потому что он, конечно, сделал невероятное. И он останется в Истории навсегда.

– Каждый по-своему на это смотрит. Одни готовы ему памятники ставить. Другие призывают поставить его к стенке...

– Он принес сюда свободу. Я не люблю красивых слов, но это так. С этим пришло много другого, и разруха пришла, и голодуха, и все прочее. Но для меня привнесение свободы было гораздо важнее, чем все остальное. Потому что мне, наконец, перестал в затылок дышать человек в штатском. От чего я очень устал.

– Это вы фигурально выражаетесь? Или…

– Нет, вполне буквально. И сегодня я – человек, который имеет возможность заниматься своим любимым делом. Мне не мешают это делать. И если мне что-то мешает, это не государство мне мешает, а особенности нашего устройства.

– Нашего, человеческого?

– Нашего, человеческого. Поэтому у меня сегодня по большому счету претензий к государству нет. У меня есть претензии по какому-то другому поводу, такие же, наверное, как и у вас. Как у любого нормального человека. Я все-таки продолжаю считать себя человеком нормальным.

Глупо сожалеть о содеянном, все равно фарш невозможно провернуть назад.


– К Ельцину у вас какое отношение?

– У меня к нему доброе отношение. Хотя претензий, конечно, много. Момент был очень ответственный. И Борис Ельцин мог быть, скажем так, повнимательней.

– Одна из главных к нему претензий в том, что он развалил огромную страну, империю. Вы в себе ощущали или ощущаете этот имперский дух?

– Нет. Мне не близок имперский дух. И дело не в этом. Я думаю, что империя развалилась бы сама. И вряд ли бы кто-то другой ее удержал. Ее можно было какое-то время удерживать только танками. Но крови было бы пролито гораздо больше. Так что Ельцин просто позволил ей развалиться, когда она этого захотела.

– А дальше началось...

– Мы все это помним. Это было. И с последствиями этого сейчас Путин борется, например. И мы тоже это знаем.

– То есть, Путин – в какой-то степени Геракл?

– Во всяком случае, у меня есть ощущение, что большей частью он все делает правильно.

– А какие надежды вы возлагаете на Медведева?

– Честно скажу, я с ним не много общался. Он производит впечатление нормального человека, понимающего ситуацию, образованного, спокойного... Вообще, мне свойственно о людях думать лучшее. Посмотрим.

– Если бы вы могли выбирать правителя нашей страны из абсолютно любых персонажей прошлого, кто бы это оказался?

– Ну, не бывает идеальных руководителей. Я думаю, что образы всех заграничных руководителей прошлого сильно приукрашены. Потому что хорошее в памяти остается, а плохое из памяти уходит. Люди так устроены. Еще раз говорю, не бывает идеального правителя. Идеальное общество – это то, где правителю не нужно это общество «рихтовать».

– Такое общество еще должно создаться...

– Боюсь, что оно не создастся.

– А руководители как раз говорят, что оно есть.

– Не получается, потому что гены мешают. Это наше наследие, которое внутри у каждого.

– Вы считаете, что все определяется генетически?

– Многое. Думаю, что просто должно пройти время. Чтобы люди изменились.

– Политически вы более-менее спокойны за судьбу ваших детей?

– Я не знаю, вообще, можно ли сейчас в мире быть абсолютно спокойным за судьбу детей. Ведь я вижу, что творится с экологией, что творится вообще с живой жизнью на планете. Вижу общее варварское отношение к остаткам всего живого. Вижу результаты глобального потепления. Вижу какое-то истерическое состояние, которое периодически охватывает те или иные маленькие страны. У меня нету, честно вам скажу, больших надежд на светлое будущее.

– То есть, то, что через 5 миллиардов лет Земля покроется сплошными льдами...

– До этого мы не доживем, точно совершенно.

– А вы на себя, этак между прочим, никогда не примеряли функции главного человека в государстве?

– Упаси Бог.

– А по натуре вы лидер?

– Нет, я, скорее, в этом смысле – индивидуалист.

– Вам не интересно организовывать людей вокруг себя, понятно, кроме группы «Машина времени»?

– Я не вынесу такого груза ответственности.

– Не хотите ли сказать, что вы – безответственный человек?

– Мне за пятерых отвечать тяжело. А за 150 миллионов я бы вообще не смог. Когда ты понимаешь, что от твоего решения что-то зависит в жизни каждого человека – я бы с этим просто не смог жить. Для этого надо воспринимать людей, как массу. Как хирурги. Я сначала удивлялся, зачем же студентов водят в анатомический театр прямо с первого курса. А именно для того, чтобы они могли, делая операцию, не жалеть больного. В человеческом таком смысле.

– Так, значит, политических амбиций у вас нет. А бизнес-амбиции есть?

– Нет.

– У вас же в принципе есть бизнес. И уже довольно давно. Вы продюсер и телевизионных программ, и владелец бренда, как минимум, одного...

– Ну, что касается телевидения, я туда пришел, потому что мне было интересно что-то придумывать, что-то делать. Я очень не люблю, когда человек произносит слово «творчество» или «творческий».



Анатолий КОРЗУНЕВСКИЙ

назад

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

наверхнаверх

© "Питерский микрорайон" | 2006


    Biramax 2005-2017  

При цитировании информации гиперссылка
на данный сайт обязательна


Rambler's Top100