18 февраля 2020  |  вторник  |  04:27


ТОВАРЫ И УСЛУГИ РЯДОМ С ВАШИМ ДОМОМ!

"ПИТЕРСКИЙ МИКРОРАЙОН"

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

    Номер:


Скачай себе выпуски "ПМ"  
Архив выпусков газеты "Питерский микрорайон" в PDF-формате

    Он-лайн:


Путеводитель потребителя  



    Новости "Питерского микрорайона"




    Реклама

Расскажи о своих товарах и услугах!

заполни анкету!

И тысячи петербуржцев узнают о тебе!



    ОПРОС

Как отразился на вас финансовый кризис и кто виноват?

 

никак не отразился

 

пока никак, но худшее впереди

 

урезали зарплату

 

уволили с работы

 

подняли зарплату

 

стал меньше курить

 

стал больше курить

 

в кризисе виноваты американцы

 

в кризисе виноваты олигархи

 

в кризисе виноваты мы сами

 

во всем виноват Чубайс



Результаты голосования



Интервью со звездами

№ 10 (163), 20 марта 2008, Все районы

Игорь Лифанов: «Не факт, что я – настоящий мужчина»

Он - мачо российского кино и сцены. Режиссеры очень любят снимать его в фильмах и спектаклях про войну, про спецназ и про бандитов. Мужественный характер и железная воля у актера буквально на лице написаны. Актер же Лифанов, в отличие от его героев, вне съемочной площадки - добрый, даже слишком.



– Что вам на съемках тяжелее – ставить синяки или получать их?

– В одной из сцен нового фильма «Капкан для киллера» я откусываю ухо одному «нехорошему человеку» (сцена, где герой Лифанова попадает в тюрьму и разбирается с камерными авторитетами – Прим. авт.) Ухо – это был муляж, и он должен был остаться у меня во рту после очередной потасовки. При этом, я еще был обязан помнить, чтобы не вывалиться из кадра, сыграть настоящую злость, ухо вовремя выплюнуть. Но в таких сложностях и заключается профессия. А бой – всего лишь трюк.

– Вас в шутку называют «главным киллером России» – за то, что в кино вы, как правило, играете наемных убийц. Не обидно, что режиссеры видят вас только в «не слишком положительных» ролях?

– Сейчас мало снимают про светлое и хорошее. Не над чем смеяться. Сами все как в пародии живем. Но я все-таки оттягиваюсь в театре. У меня там почти все роли – комедийные.

– Ваш герой в фильме «Капкан для киллера» – он злой?

– Да козел он. Ненавижу убийц и прочих гадов. А вот приходится их играть. Нас в театральном учили оправдывать своих персонажей, а может, даже и любить. Нет. Если любить не за что, зачем я буду выдавливать из себя светлые чувства? Пусть люди знают, что в мире есть и такие вот сволочи.

– Трудно ли вам как настоящему мужчине заплакать по роли?

– А я не знаю, настоящий я или не настоящий. Что такое настоящий мужчина? Который деньги в дом приносит? Или умеет драться в подъезде? Мужчина – это прежде всего поступки. А плакать можно. Я вот и голым тут недавно снялся – правда, в другом проекте. Мне плевать. По-моему, ради театра и кино можно сделать все, что угодно. Это не я. Не Лифанов – на сцене или в кадре. Кто-то другой. Герой. Персонаж. Поэтому мне-то чего стесняться?

Мне Владимир Турчинский сказал одновременно и обидную, и приятную фразу: «Я не знаю, какой ты мужчина. Но если ты заставляешь полстраны верить в то, что ты крутой, это тоже своего рода заслуга».


– А в жизни вы экстремальный человек?

– Я заставляю себя быть экстремальным. Чтобы форму не терять.

– В детстве чего боялись больше всего?

– Моя родная тетя была на семь лет старше меня. И она меня мучила. Набрасывала на меня одеяло, а потом сверху сама напрыгивала. Я оставался без движения. Как же я орал! Вот и сейчас, если меня положить в гроб на две минуты, оставив без движения, я, наверное, сойду с ума. Меня если сдавить, это ужас. Фобия такая, наверное.

– Тяжело ли жить в без-умном рабочем графике?

– Я люблю тяготы. Мне нравится. Это моя жизнь. Как она мне может не нравиться?

– Вы – откровенный, открытый человек?

– Мне нравится роман «Пелагея» Бориса Акунина. Помните, там есть такой эпизод? Дом сумасшедших. И там есть Артист, который потерял свое «я». Он какую книжку ни прочтет, тем персонажем и становится в жизни. Мне кажется, многие артисты по-настоящему так живут. И я в том числе. Не думаю, что актер может открыть себя кому-то. Но не потому, что скрытен. Просто он сам не знает, кто он на самом деле. Он сам себя дурит. Вот мне 40 лет. Я так и не понял, какой я человек. Да, может, и не надо?

– Видите себя в какой-нибудь другой профессии?

– Нет. Иначе пришлось бы уезжать на какой-нибудь остров, чтобы полностью поменять свою жизнь. Но если даже допустить мысль о другой профессии, то, наверное, если бы я это сделал, то всю оставшуюся жизнь ходил бы грустным, несчастливым. Тоска в глазах была бы. А сейчас глаза сияют. Знаете, кролик бегает по клетке как заведенный. Или крыса. Может, неудачный пример. Но ты должен быть как заводной волчок. Тогда найдешь себя, и все в жизни получится.

– У вас есть самая любимая роль?

– Все мои роли – самые любимые. Мне обидно, знаете, что? Когда люди не понимают, что я играю не бандита, а пародию на бандита. А если не понимают, то пусть не у меня, а у режиссеров спрашивают, почему они пристали ко мне с этими злодеями-бандитами.

– Когда-нибудь при-ходилось отказываться от высокооплачиваемых ролей по той причине, что они вам просто не нравятся?

– Я бы сказал так, что случаются роли, которые можно было бы и не играть. Но таких ролей, которые бы не нравились, мне пока не предлагали. Вообще-то хороший артист даже самую плохую роль может сделать блистательной. А как он это делает, как у него это получа-ется – это не поддается определению. Но одно можно сказать наверняка: все мои роли – это мои детки, я их люблю и от них не откажусь, какими бы они ни были, злодейскими или ангельскими.

– Насколько при согласии на роль играет размер гонорара?

– Деньги нужны для того, чтобы о них не думать. Сколько для такого отношения к деньгам требуется зарабатывать, это каждый сам для себя определяет. И, конечно, деньги должны помогать человеку чувствовать себя защищенным. Например, если у тебя в кармане есть три тысячи долларов, в какой бы точке планеты ты ни оказался, ты не беспокоишься и знаешь, что в любой момент можешь купить билет на самолет и улететь домой. Без денег, конечно, тоже можно что-нибудь придумать. Но на это уйдет масса времени и энергии. А их все же лучше использовать с большей пользой.

– Артистам часто предлагают сотрудничество в бизнесе. Например, кто-то открывает ресторан или производство чипсов и обращается к известному артисту с предложением поучаствовать в деле – дать свое имя заведению. Вы бы согласились?

– Вот об этом я не задумывался. Да и кто мне такое предложит? Я ведь играю, как уже говорилось не раз, в основном бандитов. По-этому, прежде чем спрашивать у меня имя для продукта, надо сто раз подумать, а не поперхнется ли клиент… И еще, есть такие вещи, для которых я свое имя не отдам. Мыло, например, я ни за что не буду рекламировать, даже если предложат. Вот разве что «Мерседес»…



Валерия РОГОЗИНА

назад

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

наверхнаверх

© "Питерский микрорайон" | 2006


    Biramax 2005-2017  

При цитировании информации гиперссылка
на данный сайт обязательна


Rambler's Top100