26 февраля 2020  |  среда  |  19:24


ТОВАРЫ И УСЛУГИ РЯДОМ С ВАШИМ ДОМОМ!

"ПИТЕРСКИЙ МИКРОРАЙОН"

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

    Номер:


Скачай себе выпуски "ПМ"  
Архив выпусков газеты "Питерский микрорайон" в PDF-формате

    Он-лайн:


Путеводитель потребителя  



    Новости "Питерского микрорайона"




    Реклама

Расскажи о своих товарах и услугах!

заполни анкету!

И тысячи петербуржцев узнают о тебе!



    ОПРОС

Как отразился на вас финансовый кризис и кто виноват?

 

никак не отразился

 

пока никак, но худшее впереди

 

урезали зарплату

 

уволили с работы

 

подняли зарплату

 

стал меньше курить

 

стал больше курить

 

в кризисе виноваты американцы

 

в кризисе виноваты олигархи

 

в кризисе виноваты мы сами

 

во всем виноват Чубайс



Результаты голосования



Интервью со звездами

№ 24 (176), 26 июня 2008, Все районы

Маша Голубкина: «Самое смешное в жизни – похороны и свадьбы»

Неожиданное расставание одной из самых красивых пар отечественного кинематографа – Марии Голубкиной и Николая Фоменко – шокировало коллег и близких бывших влюбленных. «Он прекрасный, замечательный, умный человек, муж моих детей, – прокомментировала Голубкина впервые после долгого молчания свой развод с Фоменко. – Ой, нет, не муж, отец моих детей. Это я была его женой. Сейчас у меня все не то что хорошо, а отлично!»

– Вы редко улыбаетесь посторонним. Не стремитесь понравиться?

– Ну, я не знаю… Мне кажется, я все время улыбаюсь. И даже не просто улыбаюсь, а хохочу с утра до вечера. Просто сейчас я спокойна: мы встретились, и очень хорошо – здравствуйте. Чего смешного-то? Не буду же я смотреть на вас и ухахатываться.

– А в принципе у вас, Маша, как с чувством юмора?

– У меня чувство юмора богатырское. Редкое чувство юмора у меня. Я выросла в такой семье, где шутили богатыри. Хорошо, в общем, шучу.

– Жизненные виражи – вы потом жалеете о том, что вообще начинали?

– Нет, наверное. Со всем, что было мною сделано неправильно, я либо смирилась, либо попросила за это прощения. Ну, и сделала соответствующие выводы на будущее.

– То есть с поговоркой «Лучше жалеть о том, что сделано, чем о том, что не сделано» вы не согласны?

– Хм… Для глуповатых людей эта формула. По-моему, лучше подумать, а потом уже делать или не делать. А то ведь так можно и голову себе разбить…

– Тогда какой поговоркой руководствуетесь в жизни?

– Всегда помню, что «все проходит, и это пройдет…» Зачем застревать на одном месте?

– Говорят, ваш любимый аромат – это… Может, вы сами скажете?

– Навоз? Лошадиный навоз? Сено? Овес? Мой любимый аромат – это запах хорошо проветриваемой конюшни.

– А дома у вас чем пахнет?

– Ну, не конями. И даже не собаками, которых у меня пять штук. Пахнет свежестью, деревом, какими-то прекрасными стиральными порошками. Например, моя французская подруга, которая уверяет, что у нее лучший нюх во всей Франции, меня иногда спрашивает: «Чем ты стираешь? У тебя такой запах стирального порошка!»

– Вам комфортно, когда незнакомые люди обращаются к вам «Маша»?

– А знаете, как говорит один мой приятель? Непротивление злу насилием – это непротивление ничему насилием. Мы с ним решили, что это новая форма существования, и не сопротивляемся ничему. Ну Маша и Маша.

– Мужчин-актеров часто спрашивают, смогли бы они сыграть женщину. Зная вашу любовь к лошадям...

– Могла бы я сыграть лошадь?

– Да. Могли бы?

– Помните, был такой спектакль с Лебедевым? «История лошади» назывался. Нет? Обязательно его найдите! Это Толстой, «Холстомер». Будете плакать огромными слезами! Лебедев играл Холстомера. У него был такой своеобразный грим, на лице было пятно черное нарисовано, сам он был в холщовой рубашке, холщовых портках, с уздечкой. Он с таким сердцем работал, так играл коня! Это было супер.

– И вы смогли бы вот так?

– Да! Да! Да!

– Уже лет сто все твердят о том, что театр находится на последнем издыхании. На ваш взгляд, сейчас можно говорить о кризисе?

– Нет никакого кризиса, просто существует девальвация актерской профессии. У нас, только в нашей стране. Это то, что я вижу. Спектакли ХХ века – это великие, большие актеры, это личности. Был такой счастливый период в русском театре, который закончился к концу 80-х, – по сравнению с этим периодом, наверное, кризис. Но это не только в театре, везде так. И шутки, знаете, совсем не такие смешные, как раньше.

– Человек идет в театр...

– Если вы ничего давно не чувствовали и забыли, как это делается, – а так бывает, особенно в Москве, в суете, на бегу, между ремонтом кондиционеров и канализации, детей в школу, детей из школы, замолчи, я сказала, ты купил картошку, в церковь мы не ходим… – пойдите в театр. Может быть, там за сердце что-то тронет, чтобы вспомнить, что мы еще живы.

– Вы корпоративные вечеринки часто ведете?

– Редко. Хотя и с удовольствием. Потому что самое смешное в жизни – это похороны и свадьбы. (Смеется.) Я потому и композитора Бреговича люблю.

– Как относитесь к повсеместной гламуризации жизни?

– Я – за здоровый шик, но шик только как часть жизни. Не из гламура состоит мой духовный мир. В компании мы как-то заспорили о сексе. И я говорю: «Считаю, что секс – это всего лишь 5 процентов в отношениях между мужчиной и женщиной, и не на нем их взаимоотношения строятся». Протест, крики, шум: «Как?! Секс – это важнейшая сфера человеческой жизни!» Безусловно, оттого и имелся в виду не плохой, убогий секс, а самый шикарный, что только 5 процентов. Так же и здоровый шик – 5 процентов.



Ангелина ШИМОЗА

назад

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

наверхнаверх

© "Питерский микрорайон" | 2006


    Biramax 2005-2017  

При цитировании информации гиперссылка
на данный сайт обязательна


Rambler's Top100