26 февраля 2020  |  среда  |  20:01


ТОВАРЫ И УСЛУГИ РЯДОМ С ВАШИМ ДОМОМ!

"ПИТЕРСКИЙ МИКРОРАЙОН"

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

    Номер:


Скачай себе выпуски "ПМ"  
Архив выпусков газеты "Питерский микрорайон" в PDF-формате

    Он-лайн:


Путеводитель потребителя  



    Новости "Питерского микрорайона"




    Реклама

Расскажи о своих товарах и услугах!

заполни анкету!

И тысячи петербуржцев узнают о тебе!



    ОПРОС

Как отразился на вас финансовый кризис и кто виноват?

 

никак не отразился

 

пока никак, но худшее впереди

 

урезали зарплату

 

уволили с работы

 

подняли зарплату

 

стал меньше курить

 

стал больше курить

 

в кризисе виноваты американцы

 

в кризисе виноваты олигархи

 

в кризисе виноваты мы сами

 

во всем виноват Чубайс



Результаты голосования



Интервью со звездами

№ 23 (129), 21 июня 2007, Все районы

Евгений Петросян: «Не буду воспитывать Comedy Club»

Он, конечно, известен всей стране. Хотя его любят далеко не все, каждый третий россиянин – его горячий поклонник. Рейтинги программ продолжают оставаться высоки, хотя время присутствия этого человека на российской эстраде – четыре с половиной десятка лет.

– Вам не кажется, что у нас на телевидении из острой приправы юмор превращается в ежедневную овсянку?

– Овсянка иногда тоже полезна, полезнее острой приправы.

– А можно ли перекормить зрителей юмором?

– Конечно, можно.

– Следует ли дозировать его количество на экране, или смеха много быть не может?

– Смех необходим, но, безусловно, в определенных дозах. Сейчас телевидение очень тиражирует юмористические программы вне зависимости от желания артистов. Иногда зритель думает, что это мы так делаем. Но ведь артист никогда не может установить свою программу вне желания канала. Поэтому передозировка определенная есть, и соревнование каналов есть, кто больше и кто лучше. Кто лучше, даже не смотрят. Смотрят, кто больше.

– А кто лучше?

– Мы тиражируем зарубежную эстетику, не самую лучшую, кстати. Ребята из Comedy Club талантливы, но я вижу у них два существенных недостатка. Первый – американская «стебовая» эстетика, прямолинейное бесстыдство. Второй – отсутствие актерской школы. Ребятам надо учиться. Когда дело касается срамных мест или аналогий с какими-то физиологическими процессами, это всегда легче придумать. Юмор должен выражать интересы народа, его отношение к жизни, должен стоять на позиции большинства. Поэтому мне близок юмор Чаплина, боровшегося за маленького человека. И именно поэтому я не принимаю позицию тусовки, которая, скажем, может посмеяться над простым человеком, путающим «мазерати» и «ламборгини».

– Comedy не для широких масс?

– Для каждой группы существует свой юмор. Comedy Club – для тусовки, «Аншлаг» – для широких слоев населения. Да, сейчас все дифференцировалось. Но если ты – артист всероссийского масштаба, мыслишь не локально, делаешь упор не на корпоративные вечеринки и хочешь, чтобы тебя понимало большинство, надо выражать интересы этого большинства. Зрелый артист должен чувствовать, что сегодня необходимо сказать зрителю.

– Получается, что Comedy Club – временное явление?

– Если они проявят настырность, начнут профессионально изучать жанр, понимать, вникать, ощущать, то выживут. Но я не собираюсь заниматься их воспитанием.

– А что сейчас веселит людей? Что востребовано сегодня?

– Я думаю, что юмор меняется вместе с жизнью. Юмор – он отчасти журналист, он комментирует жизнь, он, комментируя, смеется над чем-то, что-то отрицает и что-то утверждает. Артист обязан вкусы формировать, но не в назидательной форме. Вы не можете указывать – вас сразу пошлют по известной дороге. Дело в том, что нужно в юморе выражать интересы народа, его мысли, его чаяния, чтобы он вам поверил. После этого его надо формировать в сторону, естественно, идеалов, в нравственную сторону.

– Какие еще отличительные черты у современного юмора?

– Абстрактные анекдоты стали остроумными. Раньше они были несколько сюрреалистическими. Например: Сидят два помидора в холодильнике. Один говорит: «Бр-р-р, холодрыга!» Второй кричит: «А-а-а!!! Говорящий помидор!!!» Еще юмор стал более тонким. Вот как вы оцените такую штучку: « Мужчина, скучаете?», «Не настолько…».

Есть, конечно, более однозначно характеризующие эпоху шутки: СМС-сообщение: «Паша! Ногти на ногах не стриги, обещали гололед».


– Почему не сочиняют новых анекдотов про Штирлица? Его место занял Путин?

– Не думаю. Хотя о главе государства анекдоты всегда появляются.

– С появлением Интернета шутить стало проще?

– Проще и сложнее. Шутка в Интернете не имеет авторства. Вот я, например, представляю новую программу. Человек 10–15 непременно приходят с ручками-блокнотами или с диктофоном. Запомнили юмористический узел – и бабах в Интернет.

– А лично сами шутки сочиняете?

– Я их скорее ограняю и отшлифовываю. Вот мне, например, попалась шутка, которая была сформулирована так: «Он считал деньги перед зеркалом, чтобы не обмануть самого себя». Я дополнил, и она летает в таком виде: «Он считал деньги перед зеркалом, чтобы их было больше». Так же лучше, правда?

– Как Вы относитесь к людям, резко критикующим ваше творчество?

– Я далек от споров и очень благодарен своим оппонентам, потому что они не дают мне расслабиться. Я и сам критически отношусь к себе.

– Современный юмор в России обвиняют в пошлости. Вы согласны с таким утверждением?

– Шутка грубая, рассказанная при дамах и детях, является пошлостью. Эта же шутка, рассказанная в других обстоятельствах, скажем, в окопе перед атакой одним бойцом другому, – совершенно иное. В этом случае она выполняет нравственную функцию. Поэтому излюбленный ход советской журналистики – вычленение из контекста, – которым пользуются и сейчас, – не правомерен.

– Давайте уточним, что такое пошлость?

– Пошлость – то, что коробит. Не только бесстыдный и плоский юмор, но и плохо прочитанное стихотворение Пушкина, банальный поступок с претензией на оригинальность.

– Мы сегодня стали больше смеяться?

– Я думаю, что человек смеется всегда одинаково. Не больше, не меньше. Он всегда тянется к юмору. Очень хорошо сказал Ницше когда-то: «Человек изобрел смех, потому что много страдал». Наш народ много страдал, поэтому балагурство в нем сидит как спасительная сила. Он тянулся всегда к балагурству, к юмору, к радости. Радость как антитеза злу, как антитеза всему серому, удручающему. Юмор необходим человеку и как терапевт. Он помогает выдохнуть из организма все ненужное. Он как фильтр. Он превращает весь негатив в позитив в организме.

– Откуда оно берется, уникальное остроумие русского народа?

– Во-первых, жизнь стала совсем сложная, и через юмор народ от этой жизни обороняется, как бы говоря себе – это не так страшно, как забавно. Во-вторых, у нас потрясающий язык, таящий богатейшие возможности и для поэзии, и для юмора. Такой многозначный и выразительный. И третье – платформа у нашего фольклора уникальная. Она многонациональна. У нас единый менталитет вне зависимости от национального происхождения, поэтому можно смело сказать, что все мы – русские.

– Раз мы такие веселые, почему мы такие злые?

– Я не специалист в этой области. К сожалению, это есть, и я думаю, что с этим нужно бороться, но не агрессией, а какими-то другими методами, какими-то увещевательными и нравственными, мне кажется так. Я верю в русский народ, в его интернационализм абсолютно. Интернациональный народ. Самый великий народ, который умеет над собой и посмеяться.



Никита ПЛЕЩЕЕВ

назад

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

наверхнаверх

© "Питерский микрорайон" | 2006


    Biramax 2005-2017  

При цитировании информации гиперссылка
на данный сайт обязательна


Rambler's Top100