26 февраля 2020  |  среда  |  19:29


ТОВАРЫ И УСЛУГИ РЯДОМ С ВАШИМ ДОМОМ!

"ПИТЕРСКИЙ МИКРОРАЙОН"

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

    Номер:


Скачай себе выпуски "ПМ"  
Архив выпусков газеты "Питерский микрорайон" в PDF-формате

    Он-лайн:


Путеводитель потребителя  



    Новости "Питерского микрорайона"




    Реклама

Расскажи о своих товарах и услугах!

заполни анкету!

И тысячи петербуржцев узнают о тебе!



    ОПРОС

Как отразился на вас финансовый кризис и кто виноват?

 

никак не отразился

 

пока никак, но худшее впереди

 

урезали зарплату

 

уволили с работы

 

подняли зарплату

 

стал меньше курить

 

стал больше курить

 

в кризисе виноваты американцы

 

в кризисе виноваты олигархи

 

в кризисе виноваты мы сами

 

во всем виноват Чубайс



Результаты голосования



Интервью со звездами

№ 23 (129), 21 июня 2007, Все районы

Нелли Уварова: «Не хочу быть некрасивой-2»

Сериал о приключениях неказистой секретарши Кати Пушкаревой имел такую огромную популярность, что его создатели решили снять продолжение. И в ближайшее время начнутся съемки «Не родись красивой-2». Об этом рассказала сама исполнительница главной роли фильма Нелли Уварова.



– Артисты выставили очень жесткие условия: если сниматься в продолжении, то сценарий должен быть стопроцентно хороший, чтобы мы знали всю историю от начала до конца, потому что второй раз нас так не проведешь! Нам ведь сперва сказали, что будет 60 серий. Я еще думала, соглашаться ли. Мне не хотелось выпадать из жизни так надолго. А потом оказалось, что серий вообще 200. Второй раз так нас обвести вокруг пальца не получится.

– А Вы бы сами хотели продолжения «Не родись красивой»?

– Честно? Нет. Потому что много всего пережито за год съемок. Мы выпускаем три-четыре спектакля за сезон в театре, а это три-четыре разных истории. С актерской точки зрения всегда интересно двигаться, играть новые роли.

– За что еще Вы не любите продолжения?

– На мой взгляд, продолжения не всегда привлекательны. Хотя вот на продолжения «Пиратов Карибского моря» я ходила, понравилось. Но как правило, продолжения не убедительны. Зачастую это просто финансовый расчет.

– Что Вы почувствовали, когда была снята последняя, 200-я серия?

– Было грустно, не хотелось расставаться с друзьями. Мы понимали, что жизнь нас разведет, и очень далеко. Но вместе с тем я уже начала сниматься в другой картине, в полнометражном фильме, и все мои мысли были о другой работе. Поэтому у меня не было такой ломки. А люди, которые сразу после сериала пошли отдыхать, очень тяжело переживали.

– Трудно ли снималась финальная сцена?

– Не трудно, но был очень волнительный момент, когда я первый раз появилась на площадке в свадебном платье. Платье шилось в последний момент, никто его не видел до съемок. А на съемки в павильон набилось народу, как будто действительно свадьба. Меня поздравляли все, это было очень смешно. После слов: «Стоп! Сериал снят» – все плакали, кроме меня. А когда все успокоились, меня прорвало.

– Вам за время съемок хоть чуть-чуть Григорий Антипенко понравился?

– Ну, понравился, конечно, он совершенно шикарный мужчина.

– Он такой привлекательный, ни одна бы девушка не устояла!

– Я устояла, мне повезло. Со мной рядом на площадке был муж. А рядом с Григорием была Юля Такшина, которая играла Вику. У них закрутился совершенно сумасшедший роман. Всегда радостно наблюдать, когда люди счастливы. Все происходило в здоровой атмосфере.

– В других ролях, похоже, Вы много сил прикладываете, чтобы побороть «пушкаревщину». Боитесь стать заложницей роли?

– Если чего-то бояться, это скорее всего произойдет. Не думаю, что стану актрисой одной роли. 5 лет назад мне советовали идти в аспирантуру или на режиссерский курс – освоить еще одну профессию, но я отказалась. Я тогда только закончила институт, меня взяли в театр, мне было интересно только это. Но в жизни всякое бывает, и я не удивлюсь, если лет через 20 вдруг стану стюардессой. Почему нет?

– В чем Вы видите причины народного помешательства на сериале «Не родись красивой»?

– Это прозрачная история любви, в которой нет насилия, все строится на простых человеческих отношениях. Но истории, которые столь быстро проникают в сознание, так же быстро исчезают. Если сериал не будут крутить бесконечно, а я на это искренне надеюсь, это помешательство быстро пройдет.

– Актерская профессия в жизни Вам какие-то качества дала?

– Скажем так: издержки профессии существуют. В какой-то момент я поймала себя на том, что стала бояться людей.

– Вы не подумываете о собственном ток-шоу на телевидении?

– Такие предложения часто поступают. Нет, пока не хочу. Я вела однажды «Серебряную калошу». Это было увлекательно, но это один раз здорово, второй раз уже не хочется.

– А Вы верите в такую дружбу, как у Вас была с Вашим партнером Антоном Семакиным – Колей Зорькиным?

– Верю, хотя при таких отношениях, в конце концов, что-то меняется. Кто-то один влюбляется. В лучшем случае оба. А если один влюбляется, женится или выходит замуж, тогда начинаются проблемы в отношениях друзей. Есть опасность в такой дружбе.

– Что дал Вам этот сериал, кроме известности?

– Есть ощущение, что я занималась своим делом.

– Мне в детстве ужасно не нравилось мое имя. Я всегда спрашивала родителей: ну почему? В честь кого? Потом, когда уже стала повзрослее, мне рассказали, что у моей мамы была сестра, она погибла, когда ей еще года не было, из-за землетрясения в Ашхабаде. Память об этой маленькой девочке жила в семье, и спустя много лет меня назвали в ее честь.


– Многие актеры из-за таких жестких рамок телесъемок отказываются от работы в академических театрах...

– Есть такое. Но, мне кажется, с этим не только актеры сталкиваются. Например, у спортсменов свои ограничения. Нельзя сказать, что актерская профессия обедняет. Нет. Но издержки присутствуют. Бывает, близких людей теряешь, потому что они не могут понять твоего образа жизни, принять его. Это всегда очень больно, но объяснить мотивы своих поступков практически невозможно. Либо человек с тобой одной крови, либо нет. И даже среди родственников находятся люди, не понимающие, как можно, допустим, не приехать на свадьбу к двоюродному брату...

– Ведь по их логике все работают, тем не менее находят время...

– А для меня это невозможно. Существует на два месяца вперед расписание спектаклей, съемок, гастролей... Не знаю, может, лет через двадцать–тридцать я сама буду планировать свой график и решать, что играю в один день, а отдыхаю в другой. Но пока... Если в расписании стоит спектакль, то ничего с этим не поделаешь.

– Насколько Вам комфортно в такой ситуации?

– Признаюсь честно, всегда тяжело выбирать в чью-то пользу. Пытаешься нивелировать негативные последствия для себя и близких, но есть еще понятия долга, обязательств. Во взрослой жизни каждый с этим сталкивается, поэтому не думаю, что это исключительно моя проблема...

– Насколько актеры нуждаются в похвале?

– Оглядываясь назад, вижу, что в те моменты, когда в меня не верили и говорили, что я не справлюсь, во мне просыпалась какая-то сила, и я начинала прыгать выше планки. Своей же... Когда меня хвалят, это расслабляет. Так, для поддержания духа, иногда... Лучше, когда человек ничего не говорит, а просто в тебя верит и дает возможность работать.

– Саморепетиции?

– Артисты по-разному относятся к моменту саморепетиций... У кого-то это с одиннадцати утра и до половины третьего дня, от звонка до звонка, а другой сутками думает о роли, и все ситуации, которые с ним происходят в жизни, моделирует под героя: а вот если бы... Я стараюсь себя как можно больше занять... Даже когда отдыхаю, мне хочется что-то делать.

– Не умеете отдыхать?

– Не умею просто лежать на пляже, ни о чем не думая. Несколько книг в компьютере – они со мной всегда, и я просто люблю их перечитывать. Понимаю, что зря тащу с собой столько – наверняка все не прочту, но мне хочется! У меня жажда. Есть время или нет – неважно... Одно время мне казалось, что, разбрасываясь, ничего не добьюсь, не сделаю. Но потом поняла, что, занимаясь только чем-то одним, делаю неверно. Я начинаю «тупить», мне становится неинтересно, быстро устаю, раздражаюсь и так далее...

– Словом, Вы стремитесь объять необъятное?


– Да... Я не могу, допустим, репетировать один спектакль. Если в театре занята только в одной постановке, сама придумываю, чем бы еще себя загрузить.

– Вы шесть лет остаетесь верны Российскому академическому молодежному театру…

– Придя в РАМТ, я решила, что для начала осмотрюсь: ведь о театре ничего не знала. Поэтому старалась понять, что он собой представляет. Отработала сезон, мы расстались на лето... Я с таким нетерпением ждала двадцатое августа, когда у нас был сбор труппы! Просто с дрожью... Мне хотелось в этот коллектив. Сначала, разумеется, привлекли люди, а потом уже и стены стали родными... Гримерная – это единственное для меня святое место на Земле. Отчасти это даже больше мой дом, чем квартира, в которой живу...

– Нелли, коллеги не завидовали Вашему успеху?

– Откровенной, неприкрытой ревности не было. То ли люди умные, мудрые, то ли просто все заняты собой и нет им дела до того, что рядом происходит. Так складывается, что мужчины скорее подшучивают надо мной, и я понимаю, с чем это связано... Такие большие проекты приносят финансовый успех. Когда подъезжаешь к театру на собственной машине, а кто-то не может этого себе позволить... Но это не связано с профессией, как ни странно. В этом смысле мне никто не завидовал – наоборот, очень жалели.

– Работа не забирает Вас настолько, что для другого сил не остается?

– Такие мысли постоянно приходят, потому что хочется и одного, и другого... А реально надо дожить до какого-то числа, доделать работу, а вот потом... Но появляются другие задачи, и забываешь, что себе планировал в житейском смысле. Вспоминаешь только тогда, когда тебя припирает к стенке, то есть постфактум... Жизнь сама расставляет акценты. Я доверяю интуиции и делаю то, что мне интересно.

– Нелли, признайтесь, Вы – хорошая хозяйка?

– Я не только хорошая хозяйка, я – идеальная жена! Все умею и могу! Моя мама никогда не ляжет спать, пока не вымоет всю посуду, не проветрит все комнаты, а вокруг не будет идеальной чистоты. Теперь для меня это правило жизни. Я была еще совсем малышкой, бабушка брала меня с собой на рынок и объясняла: какие помидоры хорошие, как должна пахнуть зелень, как выбирать мясо. Мне до слез жалко, что из-за нехватки времени все мои таланты пропадают зря…

– Кстати, о детях! О скольких наследниках Вы с мужем мечтаете?

– О двоих. Как минимум. Вот нас было двое у родителей: я и Лена, а у всех моих дядюшек и тетушек по одному. Мне всегда нравилось, что нас двое!

– Сейчас среди кинозвезд модно усыновлять детей из стран «третьего мира»… У Вас есть мнение на этот счет?

– Если это от чистого сердца, а не для саморекламы, то это очень даже правильно. Когда я была маленькой, в Армении случилось землетрясение, и мои родители собирались усыновить ребенка. Хотели, но там что-то не получилось по юридическим причинам. А мы с сестрой ждали, готовились…

– Вашей маме Пушкарева нравится?

– Мама меня какой только не видела: и сумасшедшей, и лысой. На сцене.



Кира ЧЕРКИЗОВА

назад

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

наверхнаверх

© "Питерский микрорайон" | 2006


    Biramax 2005-2017  

При цитировании информации гиперссылка
на данный сайт обязательна


Rambler's Top100