26 февраля 2020  |  среда  |  19:35


ТОВАРЫ И УСЛУГИ РЯДОМ С ВАШИМ ДОМОМ!

"ПИТЕРСКИЙ МИКРОРАЙОН"

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

    Номер:


Скачай себе выпуски "ПМ"  
Архив выпусков газеты "Питерский микрорайон" в PDF-формате

    Он-лайн:


Путеводитель потребителя  



    Новости "Питерского микрорайона"




    Реклама

Расскажи о своих товарах и услугах!

заполни анкету!

И тысячи петербуржцев узнают о тебе!



    ОПРОС

Как отразился на вас финансовый кризис и кто виноват?

 

никак не отразился

 

пока никак, но худшее впереди

 

урезали зарплату

 

уволили с работы

 

подняли зарплату

 

стал меньше курить

 

стал больше курить

 

в кризисе виноваты американцы

 

в кризисе виноваты олигархи

 

в кризисе виноваты мы сами

 

во всем виноват Чубайс



Результаты голосования



Интервью со звездами

№ 24 (130), 28 июня 2007, Все районы

Олеся Судзиловская: «Предпочитаю быть стервой»

Среди ее работ – роли в кино и телефильмах: «Мусорщик», «Остановка по требованию», «Бандитский Петербург», «Конец света», «Мошенники»… А сейчас в Ярославле проходят съемки фильма под рабочим названием «В поисках t.AT.u». Режиссером выступает известный британец Роланд Джоффе, фильмы которого дважды номинировались на «Оскар».

– В основу фильма легла книга российского политика Алексея Митрофанова и писательницы Анастасии Моисеевой «t.A.T.u. come back». Но к политике фильм не имеет никакого отношения. Тогда о чем этот фильм?

– Тема довольно острая, как и любая молодежная. Живущая в Москве 16-летняя американка на почве увлечения группой «Тату» знакомится в чате с русской сверстницей из небольшого провинциального городка. Девушки встречаются в Москве, чтобы вместе пойти на концерт любимой группы, и оказываются втянутыми в водоворот невероятных событий.

– И по жанру это?..

– Это не триллер, это не чистой воды драма, не боевик, не комедия. Это история «запретной» любви двух поклонниц скандального дуэта. Главные героини жестоко убивают мать одной из них, поскольку та препятствует их отношениям. За это преступление обе девушки попадают в тюрьму. При этом я уже, конечно, буду играть не 16-летнюю девочку.

– Вы – актриса, которая может позволить себе выбирать роли. Но Вас можно увидеть и в сериале. Вы не считаете его, как некоторые коллеги, «низким жанром»?

– Конечно, нет. К тому же, какого бы уровня актер ни был, профессия наша такова, что не мы выбираем, а нас выбирают. Вот у меня сейчас была ситуация: одновременно предложили сняться в пяти полнометражных картинах! Но работа над ними начиналась в одно и то же время. В конечном итоге пришлось остановиться на «В поисках t.AT.u». Вы не представляете, каково это – отказываться не потому, что тебя что-то не устраивает, а просто потому, что не можешь физически в одно и то же время сниматься в нескольких полнометражных фильмах! Я вот вам рассказываю, и у меня буквально сердце разрывается.

– А что касается рекламы? Вы не опасались, что режиссеры не станут приглашать актрису, которую зрители ассоциируют, скажем, с кремом для лица?

– Обожаю рекламные съемки! Мне посчастливилось работать с лучшими рекламными режиссерами и операторами. Я была студенткой, и мое детское самолюбие полностью удовлетворялось: меня показывали по всем каналам телевидения! В рекламе леденцов, лекарстве от боли, я пила чай-кофе, мыла голову шампунем. За один день я могла побывать в новой роли, и это было безумно интересно. А как сие могло отразиться на моей карьере? Я помню, как Георгий Леванович Шенгелия меня запомнил по рекламе леденцов, где я была стюардессой. И пригласил в картину «Мусорщик».

– Сейчас все чаще можно услышать, что режиссерское кино заменяет продюсерское…

– Я тут услышала от продюсеров ответ на вопрос: «А кто режиссер?» – «А зачем нам режиссер? Мы пару хороших актеров возьмем и все сами сделаем». А я люблю работать с режиссером и ему доверяться. Бывает, что роли сейчас распределяются по фотографиям. Висят фотографии, есть образ, уже созданный актером, и его начинают штамповать. Все бегом, на ходу. Актер по графику не может? Возьмем другого… Слава Богу, у меня иногда есть возможность уходить из-под власти штампов. Например, в «Мошенниках» я – то беззубая бабка, то курьер с цветами, то светская львица, то фотограф, то вдова…

– Практически в каждом интервью Вас спрашивают: не мешает ли Ваша красота работе?

– Вообще страшных женщин не бывает! А если честно: не знаю, как на этот вопрос отвечать, сразу начинаю мучиться. Я себя никогда не ощущала красавицей. Мне смешно вслух, даже в шутку говорить: «Я такая красивая!». Люблю мамино высказывание: «В детстве мальчикам нужно говорить: «Какой ты красивый!», а девочкам: «Какая ты умная!». Мне, наверное, много говорили последнее, и я пыталась по мере возможностей этому соответствовать.

– Были ли случаи, когда Ваша привлекательность оказывалась во вред?

– Может быть, но я о них не знаю. Не исключено, что я из-за своей внешности куда-то не попала, что-то не сыграла. Жалеть о том, что я родилась красивой, мне в голову никогда не приходило. Моя знакомая-психолог говорит о том, что человек не должен отождествлять себя с чем бы то ни было. Я – это не мое тело, потому что оно постоянно меняется: в раннем возрасте – пухленькое с толстой попкой, в подростковом – с прыщиками, в старости – с морщинами. Я – это не мои мысли, потому что они не стоят на месте, а находятся в непрерывном движении. Я – это не мои чувства, потому что на протяжении одного дня я испытываю любовь, ненависть, гнев, нежность, разочарование.

– Как Вы считаете, женщинам, имеющим определенные физические недостатки, нужно с ними бороться?

– Полнота, короткие ноги или кривые зубы – это не обязательно изъян. Кто-то с этим чувствует себя прекрасно: может быть, этими кривыми зубами удобнее яблоки жевать. Полные люди обычно добрее: они едят все, что захочется, ни в чем себе не отказывают, ощущают себя свободными. А худеющих девочек, которые постоянно мерзнут, злятся и при виде батона белого хлеба теряют сознание, мне искренне жаль.

– А как же женский эталон 90-60-90, сексуальность и востребованность?

– У меня есть друг, очень симпатичный, но худенький, так он смотрел на меня и говорил: «Олесь, какая же ты страшная!», а при виде очень полных женщин впадал в состояние полнейшей эйфории. Для него пределом мечтаний была девушка, на животе которой присутствовал бы ряд складочек, как у свинки.

– И все-таки какие роли больше предлагают?

– Это называется: «Высокая блондинка с внешностью модели». (Смеется.)

– Вам часто приходится принимать признания в любви, ухаживания?

– К примеру, есть один человек, который дарит столько роз, что они не лежат в ванне, а стоят. Так их много. А представляете, как их тяжело нести?! Да простит меня мой поклонник, но однажды я их все собрала и отдала бабушкам-консьержкам, которые сидят у нас в подъезде, чтобы те немного продали их и подзаработали. Были случаи, что я выходила утром на улицу, а машина была усыпана цветами. Все это, конечно, очень приятно.

– А случалось так, что внимание поклонников было Вам в тягость?

– К сожалению, да. Были случаи... Однажды на мой спектакль пришла какая-то школа, выпускные классы, и уже на выходе я одной девочке успела дать автограф. Так сразу после этого на меня налетела огромная толпа, они стали хватать меня за одежду, требовать расписаться. Села в машину, а дети принялись раскачивать ее. Пыталась закрыть дверь, а их руки продолжали тянуться, трогать меня за лицо, фотографировать. Это было так ужасно! Я вообще очень боюсь толпы...

– Это правда, что Вы принципиально отказываетесь сниматься обнаженной? С чем это связано?

– Я поняла, что профессия слишком много у меня забирает: чувства, переживания, свободное время, личную жизнь. Я просто решила оставить что-то для себя и своего любимого человека. Когда я представляю себя обнаженной на экране, мне становится неприятно...

– Тогда кто же, как не красивая женщина, должен обнажаться в кадре?

– Женщина вообще никому ничего не должна. И неважно, красивая она или нет. Обнажаются те, кто хочет этого. Есть много актеров, которые делают это с удовольствием. Лично мне это не нужно.

– Возникают ли по этому поводу трения с режиссерами?

– Безусловно. В контракте актрисы Судзиловской отдельным пунктом оговорено, что она не снимается обнаженной. За собственное спокойствие и безопасность в свое время я заплатила юристу довольно большие деньги. Предпочитаю договариваться обо всех условиях на берегу, чтобы потом в плавании заниматься только творчеством. Было множество случаев, когда я отказывалась от ролей потому, что по сценарию моя героиня должна была раздеваться, и ни разу об этом не пожалела. Кроме того, я стараюсь не пить и не курить на экране, тем более – никакого кокаина. Только когда это необходимо, именно необходимо для образа, а не просто, чтобы занять чем-то руки.

– Гордость?

– Кто-то говорит, что глупость. В нашей профессии надо уметь продаваться. Но у меня есть убеждение, что мне нельзя ничего на себя искусственно «натягивать». Все должно прийти само.

– По Булгакову: «придут и все сами предложат»?

– Нет. Не то что я сейчас сяду, вся из себя королева, а они набегут, набегут… Нет. Но по мне лучше просидеть год, чем прийти и сказать: «Возьмите меня».

– В кино вместо наркотика что обычно используют?

– Кто – что, я предпочитаю перетертую в пыль сахарную пудру.

– В носу от нее ничего не слипается?

– (Смеется.) Нет, ничего. Я тоже думала, что будет щипать, но вроде обходилось.

– Случались ли у Вас служебные романы?

– Мне вообще сложно определить, какой роман служебный, а какой нет.

– Приходилось ли Вам когда-нибудь уводить у подруги ее молодого человека?

– У меня на этот счет жесткая позиция: если моя подруга появляется с мужчиной, он автоматически перестает существовать для меня. Я с ним могу общаться по-дружески, сухо-делово, но абсолютно отсекаются все электрические посылы, флюиды и прочее. Видимо, поэтому у меня так много друзей.

– Сложно быть принципиальной актрисой?

– Сложно быть принципиальным человеком. Но очень важно, чтобы эти принципы были верными. Не нужно путать упрямство с принципиальностью.

– Как часто режиссеры предлагают Вам нечто большее, чем рабочие отношения?

– Такого – «Деточка, сегодня ко мне в кабинет – завтра роль ваша» – ни разу не было. Если даже и возникали у кого-то подобные мысли, мне хватало юмора обходить все острые углы. Один мой замечательный друг говорил, что высший пилотаж – это когда женщина отказывает мужчине, но после этого остается с ним в хороших отношениях. Он наверняка будет говорить на каждом углу, что она стерва, но непременно будет добавлять: «Но какая женщина!»

– Самое неприличное предложение, которое Вам делали режиссеры?

– А знаете, не делают. Наверное, я не похожа на женщину, к которой можно подойти с подобным предложением, – боятся отказа в резкой форме.



Вика МАРТЫНЕНКО

назад

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

наверхнаверх

© "Питерский микрорайон" | 2006


    Biramax 2005-2017  

При цитировании информации гиперссылка
на данный сайт обязательна


Rambler's Top100