23 июля 2019  |  вторник  |  22:05


ТОВАРЫ И УСЛУГИ РЯДОМ С ВАШИМ ДОМОМ!

"ПИТЕРСКИЙ МИКРОРАЙОН"

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

    Номер:


Скачай себе выпуски "ПМ"  
Архив выпусков газеты "Питерский микрорайон" в PDF-формате

    Он-лайн:


Путеводитель потребителя  



    Новости "Питерского микрорайона"




    Реклама

Расскажи о своих товарах и услугах!

заполни анкету!

И тысячи петербуржцев узнают о тебе!



    ОПРОС

Как отразился на вас финансовый кризис и кто виноват?

 

никак не отразился

 

пока никак, но худшее впереди

 

урезали зарплату

 

уволили с работы

 

подняли зарплату

 

стал меньше курить

 

стал больше курить

 

в кризисе виноваты американцы

 

в кризисе виноваты олигархи

 

в кризисе виноваты мы сами

 

во всем виноват Чубайс



Результаты голосования



Интервью со звездами

№ 24 (97-98), 23 ноября 2006, Выборгский, Калининский районы

Ирина Апексимова: «Я вовсе не экранный монстр!»

Ирину Апексимову воспринимают как роковую красавицу и жесткую, своенравную бизнес-леди. Таковы характеры ее героинь, такова якобы она сама. При этом добрую половину нынешнего года актриса провела в Англии, где оформляла права на наследство, завещанное дядей. Теперь пришла пора напомнить о себе на родине. И вот в проекте Первого канала «Две звезды» наша теле– и театральная звезда поет на пару с Александром Маршалом. И наотрез отказывается обсуждать как размеры полученного наследства, так и свои вокальные данные: «Судьи и зрители рассудят».

– Не было желания просто осесть в Англии навсегда и заняться чем-нибудь еще?

– А зачем? Какой смысл? Пусть не обижаются на меня англичане, но Россия гораздо богаче на людей. Я несколько месяцев прожила в Англии, и единственное желание, которое у меня было, – поскорее вернуться домой. Быть там домохозяйкой и радоваться шопингу в выходные – это не для меня. Вообще, это скучная для меня тема, спрашивайте что-нибудь другое.

– Тогда поговорим о мужчинах. Мужчины Вас не боятся?

– Есть только один человек, Егор Кончаловский, который при встрече со мной любит повторять: «Я тебя боюсь». Думаю, в этом больше кокетства, чем правды.

– Вам вообще близки мужские черты характера – амбициозность, решительность?

– К сожалению, теперь это в основном женские черты. В идеале амбиции должны совпадать с «амуницией», то есть с возможностями. Решительность – одно из условий профессии.

– А что Вам принципиально не нравится в мужчинах?

– Мужчины в последнее время стали соревноваться с нами, женщинами. Они забыли, что они сильный пол, и, когда встречают более или менее сильную женщину, начинают с ней соревноваться. Кто в чем.

– Вас называют женщиной, которая сделала себя сама. Что было самым трудным на пути к известности?

– Труден каждый день. Не могу сказать, что я стремилась прославиться. Во всяком случае, никогда не задумывалась, а что бы такое сделать, чтобы стать еще круче.

– Ирина, популярность – это приятно, утомительно или…?

– Популярность – это очень приятно! И я не верю людям, которые говорят об усталости от популярности. Специально надевают темные очки, кепки, чтобы их не узнавали. Мне кажется, в этом есть какая-то «показуха». Это очень приятно, когда тебя узнают. Поклонники просят автографы. Ведь люди становятся артистами не просто ради самовыражения, но и для того, чтобы их знали. Да и бытовые проблемы решаются только благодаря тому, что у тебя узнаваемое лицо.

– У успеха есть своя цена. Чем Вы заплатили за него?

– Я специально ничем не платила.

– Как Вам кажется, что же должна сделать женщина, чтобы стать успешной?

– Женщина должна сложиться как жена, как мать и при этом быть абсолютно самостоятельной и независимой личностью. Мне кажется, это успех, чтобы не зависеть от мужчины, даже если ты его любишь и у вас все хорошо.

– В этом смысле Вы себя реализовали насколько?

– Пока еще не до конца.

– Вас считают красивой женщиной. Каков Ваш рецепт красоты?

– Если, конечно, это можно назвать рецептом – быть в согласии с собой. А еще… влюбленностью. Любовь – это первое, что делает женщину привлекательной, светящейся, красивой.

– Говорят, что Вы абсолютно не доверяете себя стилистам и дизайнерам. Делаете все сами! Почему?

– А потому что у нас все, кто выходит из-под рук стилистов, на одно лицо. У всех одинаковый макияж, даже страшно становится. Недавно открыла какой-то глянцевый журнал, я не буду называть имена звезд… но они все были очень похожи друг на друга. А рядом еще было лицо стилиста. Дизайнеры – это тоже «чушь»! Я покупаю вещи, которые мне нравятся.

– И довольны результатом?

– Вообще, у меня такое несовпадение моего ощущения себя с моим внешним обликом! Чувствую – одно. А в зеркале или когда смотрю на себя в кино – вижу совсем другое существо: достаточно острое, холодное, нервное. Но я с этим свыклась. Фактуру-то никуда не денешь. Мне кажется, что мое внутреннее «я» просто знает, что нужно делать с оболочкой. Раньше у меня не было желания что-то менять. Как не было в свое время ощущения, что именно я создаю свой образ. Слепили понемногу все вокруг: в первую очередь, братья по цеху – те, кто предлагал однотипные роли. И эта маска, которую я приняла, меня вполне устраивала. А сейчас уже и не получается отделаться от нее, ведь я вовсе не экранный монстр, Апексимова, которая во всех ролях пробивает стенку лбом.

– Ирина, Вы наверняка, как и любой публичный человек, слышали о себе всякие невероятные истории. Можете вспомнить самую сногсшибательную?

– Да все, что придумывают, все нелепо. Я в Интернет периодически захожу, читаю, то я избила какую-то вахтершу, то выгнала какого-то администратора, то лечилась у какого-то психотерапевта. Ужас… То скрываюсь от какого-то итальянского покровителя. Мне сразу же хотелось сказать, дайте мне адрес этого покровителя, может, я не буду скрываться?! А самое нелепое, наверное, это то, что я вышиваю подушки бисером.

– А как Вы реагируете, когда такое о себе читаете?

– История про подушки с бисером очень забавна и даже смешна. Но когда пишут о психотерапевтах, это начинает возмущать.

– Когда Вы не были столь знамениты (и еще не получили наследство), говорят, Вы с бывшим мужем выступали в клубах – танцевали чечетку. Многие артисты, прошедшие через подобный опыт, в первую очередь, вспоминают ощущение унижения...

– Ерунда! Мы деньги зарабатывали! Я бываю в клубе «Кино», там часто выступают музыкальные группы. А потом выходят и плачутся: «Это ужасно, отвратительно! Все едят, а мы поем...» Да ладно! Почему-то же, когда выступают хорошие музыканты и отлично работают, все перестают есть, пить и очень внимательно слушают. Все это нормально. На Западе звезды выступают в «Лидо», работают официантами в перерыве между съемками. В этом смысле я свободна от многих установок «совка». Спеси нет!

– А в кино сейчас Вам предлагают авантюрные роли?

– Да не складывается ничего у меня с кино. То, что предлагают, – все из одной серии: могу играть я, но может и другая артистка. В кино по большому счету мне так ни разу и не удалось просто напрячься. Хотя бы подумать: а как же это сыграть? Режиссер говорит: «Здесь хочу слезы, а там, чтобы было трогательно». Я делаю это с полпинка. Не потому, что я такая талантливая. Просто я владею хорошей школой. И все тут же говорят: «Ой, как гениально!».

– Ваше отношение к сериалам?

– Понимаете, смотря как к этому относиться. Если поставить сериалы на то место, на котором они должны стоять, – ну да, сойдет. На самом же деле это кино – плохое, с неграмотными текстами. А зрители слушают и сами начинают так говорить, путая падежи. И потом, по большому счету, чему учат все наши сериалы? Тому, что все ценности – это только деньги и больше ничего. Какая, к черту, духовность?!

– Какой народ, такой и герой?

– Сериал вовсе не достоин того места, которое он занял. Конечно, пускай лучше наши сериалы смотрят, пусть лучше наших актеров узнают, чем каких-нибудь мексиканских или бразильских...

– Некогда Вы снимались в фильме американского режиссера Филиппа Нойса «Святой». А не было желания продолжить карьеру в Голливуде?

– Если бы у меня была возможность там сделать карьеру, я бы осталась. А у меня было ощущение, что это абсолютно «гиблое» дело, поэтому я оттуда и уехала. Ведь сюда, в Россию, никто не приезжает из европейских или американских звезд. Потому что многих не принимают так же, как и не принимают нас там.

– В детстве Вы, наверное, как и все дети, о чем-то мечтали… Уже тогда знали, что станете актрисой?

– Нет, я не мечтала ни о чем. Единственное, во что я играла, – это в жену моряка дальнего плавания. Когда девочки, мои подружки, играли, я была учительницей, доктором или еще кем-нибудь… Но вот что точно помню, муж у меня всегда был моряк дальнего плавания. Почему меня в детстве это так привлекало, я не знаю! Видимо, когда моряки привозили из дальнего плавания джинсы и жвачки, мне это очень нравилось. Но никаких мечтаний стать кем-то не было.

– Вы фаталистка?

– Когда неприятности, когда все складывается неудачно, терзаешь себя: «Ну и в чем тут Промысел?» А потом ведь обнаруживаешь: было ради чего терпеть. То, что судьба меня не бросает, а ведет, это точно.



Марина ХЛЕБНИКОВА

назад

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

наверхнаверх

© "Питерский микрорайон" | 2006


    Biramax 2005-2017  

При цитировании информации гиперссылка
на данный сайт обязательна


Rambler's Top100